utnapishti: (sq)
На прошлой неделе мы снова - на этот раз в компании [livejournal.com profile] dingir - сходили в музей Хундертвассера. (Тут запись о первом посещении этого музея и о Хундертвассере вообще). Я хотел там пофотографировать, но оказалось, что внутри музея - нельзя, поэтому я фотографировал стены,




лестницу,




пол,




а также всё-таки один из экспонатов выставки - через окошко:


В левой части этой фотографии - Хундертвассер, который гнёт линейку; то, что в правой части, может быть, тоже похоже на плакат, но на самом деле это видный через окошко макет оформленной Хундертвассером мусоропереработочной станции Шпителау.


В одном из углов музея есть комнатка, где циклично показывают сокращённый вариант документального фильма 1972 года "Hundertwassers Regentag". Вот этот фильм целиком на YouTube; к сожалению, без английских субтитров:



Название фильма буквально значит "дождливый день Хундертвассера", но, кроме этого, Regentag это одно из имён, составляющих его псевдоним (его настоящее имя Friedrich Stowasser, а полный псевдоним - Friedensreich Regentag Dunkelbunt Hundertwasser); а также - так назывался деревянный корабль, который Хундертвассер купил, реконструировал и разрисовал.


В этом фильме есть две песни. Одну из них я услышал ещё издалека, и сразу подумал... Вот, не поленитесь нажать на эту ссылку (и тогда в другом окошке откроется то самое место в фильме, где поётся эта песня), и угадать, что я подумал. А если есть ещё какие-то сомнения в том, что я имел в виду, нажмите ещё и на эту ссылку, и услышите вторую песню.

А подумал я, конечно, что они похожи на определённый вид еврейских песен (не знаю, есть ли у него отдельное название). Поэтому я дождался конца фильма, записал имя исполнителя песен - Arik Brauer - и уже дома стал разбираться, кто таков.

Арик ("по паспорту" Эрих) Брауэр, говорит википедия, - это австрийский художник, график, театральный оформитель, певец и поэт, один из основателей "Венской школы фантастического реализма" (самый известный представитель - умерший полтора года назад Эрнст Фукс). Брауэр родился в 1929 году в еврейской семье. При нацистах его отец погиб в концлагере, а сам он скрывался. (Хундертвассер и Фукс были отчасти еврейского происхождения, но были крещены, что, вероятно, помогло избежать репрессий.) Начиная с 50-х годов Брауэр проводил много времени в Израиле, женился на израильтянке и построил дом в "деревне художников" Эйн-Ход (но в основном он живёт и работает в Вене). Так что неудивительно, что некоторые из его песен звучат, как будто это песни на идиш (на самом деле они, конечно, не на идиш, а на "венском диалекте").

Первая из тех двух песен называется "Glaub nicht an das Winkelmaß und wohn in einem runden Haus" ("не доверяй линейке, построй себе круглый дом") - в ней как бы излагаются его общие с Хундертвассером взгляды на архитектуру (Хундертвассер говорил, что прямая линия в искусстве - это преступно и безбожно, - именно поэтому он гнёт линейку на плакате). Вторая песня называется "Wie a Hund" ("как собака") (в смысле "полностью свободен" итп.) Вот их тексты - 1, 2.

Вот несколько типичных картин Брауэра - в том самом стиле "фантастический реализм" (который я на самом деле не особенно люблю):






(эта картина называется "Мой отец зимой")

Read more... )


Думаю, любой человек, живущий или живший в Хайфе, посмотрев на эти картины, сразу поймёт, какой объект, оформленный Брауэром, ему хорошо знаком: Read more... )


Вот две фотографии Брауэра:





А вот ещё одна (как мне кажется, очень выразительная) фотография: трое друзей-коллег-единомышленников –
Эрнст Фукс, Арик Брауэр и Хундертвассер:

utnapishti: (Default)
Две истории про скульптуры - одна из Хайфы, другая из Берлина.

1.
На днях юзер [livejournal.com profile] gershshpraihler из соседнего цеха написал запись с ссылкой на заметку о том, что около входа в один из Хайфских торговых центров, известном как "Каньйон Хейфа", установили скульптурную группу, название которой ("המסע הציוני") можно перевести как "Сионистский поход" (разумеется, в положительно-патриотическом смысле). По-видимому, инициатива исходила от семьи Давида Азриэли - умершего в прошлом году известного израильско-канадского магната в области недвижимости, компании которого этот торговый центр принадлежит (поэтому официально он называется "Каньйон Азриэли", но так его называют реже, потому что фамилия Азриэли прочно ассоциируется с "Мерказ Азриэли" - комплексом из трёх небоскрёбов в центре Тель-Авива).
Я сразу заподозрил, что эта скульптура - не просто так. Сначала подумал, что семья Азриэли поставила её в рамках попыток укрепить в народном сознании тот факт, что "каньйон" принадлежит им, и что "правильное" его название включает фамилию Азриэли. [Примечание для не знающих иврит: слово "каньйон" для обозначения торгового центра образовано слиянием слов, означающих автостоянку и покупки. Сходство со словом "каньон" случайно, но нередко как-нибудь обыгрывается.]
Оказалось, что на самом деле всё ещё интереснее.
На первый взгляд, скульптура просто состоит из семи фигур - участников сионистского движения в широком смысле: от первопроходца-освоителя земли до специалиста в области высоких технологий. Но один из них - стоящий в центре архитектор - это сам Давид Азриэли, судя по позе и жесту - в роли мыслителя, вдохновителя и провидца.
Более того, эту скульптуру сделали по его личной инициативе и по его проекту. Вот уж воистину "памятник себе воздвиг". В нескольких заметках было написано, что образцом и "источником вдохновения" для неё была скульптура Родена "Граждане города Кале". По-моему, сходства тут не больше, чем между любыми двумя реалистичными многофигурными скульптурами. [livejournal.com profile] gershshpraihler написал по поводу скульптуры, что она является нехарактерным для Израиля образцом соцреализма, и был в этом не одинок: автор этой заметки отнёс эту скульптуру именно к этому жанру.
Но и это ещё не всё.
Выясняя, что к чему, я наткнулся на другую статью про эту (или такую же - сначала не было понятно) скульптуру - но о том, что её поставили как раз около "Мерказ Азриэли" в Тель-Авиве. Что же это значит, Азриэли решил поставить памятник себе около всех своих торговых центров? Оказалось - нет, это не две копии, а та же самая скульптура. Просто в Тель-Авиве так много людей её не одобрили, что завязалось судебное разбирательство на тему того, имел ли право Азриэли ставить её в этом месте (например, обсуждался вопрос, является ли эта территория частной, или принадлежит ему; и если ему, то значит ли это, что он может там делать, что хочет). В той же заметке язвительно написали: "На памятнике написано: "Сионистский поход. Автор идеи и проекта - Давид Азриэли." Какая идея имеется в виду? По-видимому, идея возведения памятника. У сионистской идеи, как известно, был другой автор." Тут ещё скульптор (Гeнpи Бeцaлeль Цaфиp, уроженец Сочи) заявил, что возмущён тем, что на скульптуре нигде не упомянуто его имя, и потребовал добавить его "в заметном месте", а также денежную компенсацию. Кончилось тем, что мэрия Тель-Авива распорядилась, чтобы скульпуру убрали. Ну и вот, получается, теперь её перенесли в Хайфу - по-видимому, на этот раз всё согласовав.
Кстати, Давид Азриэли, кажется, ни в какие особенно сомнительные истории не впутывался, в связях с преступным миром замечен не был. Он был не просто "денежным мешком", но и in a way архитектором и проектировщиков (но, конечно, вряд ли он много времени проводил за кульманом). В последние годы он жертвовал много денег на науку, в частности - факультетам архитектуры в Тель-Авивском Университете и в Хайфском Технионе. Кроме того, пишут, что именно он ввёл в оборот (может быть даже лично придумал) слово "каньйон" - первым торговым центром,который так назывался, был построенный Азриэли в 1985 году "Каньйон Аялон".

Вит фотография этой скульптурной группы - ещё в Тель-Авиве:



2.
Вторая история - про скульптурную композицию (хотя, наверное, это можно назвать скульптурами только в очень широком смысле) под названием "Global Stone" в Берлине. Её автора зовут Wolfgang Kraker von Schwarzenfeld. До этой работы он вроде бы никогда не занимался искусством, а плавал на плотах и катамаранах по морям и океанам, и был этим довольно известен. И вот, вследствие своих путешествий по всему миру у него возник проект некоего универсального памятника мировой гармонии.
Собрав нужное количество денег (из дальнейшего станет ясно, что их нужно было много) - точнее, заручившись поддержкой спонсоров, - где-то в конце 1990-х Кракер фон Шварценфельд начал осуществлять этот проект в центре Берлина, в парке Тиргартен. Композиция состоит из пяти гигантских камней, доставленных с пяти континентов. Каждый камень вместе с соответствующим континентом олицетворяет один из "шагов к миру и согласию": Европа - пробуждение, Африка - надежду, Азия - прощение, Америка - любовь; Австралия - мир. Более того: у каждого из пяти камней есть "камень-близнец" - другой похожий камень, оставшийся в том самом месте, где взяли камень, перевезённый в Берлин. Самое главное: у всех десяти камней (пяти берлинских и их "близнецов") несколько фрагментов поверхности отполированы так, что каждый год в день летнего солнцестояния берлинские камни посылают отражённые лучи друг другу, "образуя невидимую звезду"; кроме того, все десять камней отражают свет в сторону солнца, и таким образом возникает "световой мост" между берлинскими камнями и их "близнецами" на родине.
И всё бы хорошо, но возник скандал по поводу американского камня (олицетворяющего любовь), который был доставлен в Берлин первым. Он был вывезен из Венесуэлы, из местности, населённой индейским народом пемон. Представители этого народа заявили, что этот камень - священный; что он - вместе с камнем-близнецом - играют важную роль в одной из их легенд; в частности - что они верят, что, если эти камни разлучить, то произойдут великие бедствия и природные катаклизмы. Они сказали, что никому не разрешали забирать этот камень, что Кракер фон Шварценфельд его по сути дела украл, и что они требуют вернуть камень на место. Были даже демонстрации протеста перед посольством Германии в Венесуэле. В какой-то момент в дискуссию вступил и президент Венесуэлы Чавес. Он предложил, чтобы Кракер фон Шварценфельд вернул тот камень и взял какой-нибудь другой. Кракер фон Шварценфельд сначала сказал, что это невозможно, что замена "разрушит всю концепцию", но потом сказал, что может и согласиться, если и у этой операции найдётся спонсор...
Так или иначе, камень не вернули. После очередного обострения этой истории Кракер фон Шварценфельд заявил, что причины протестов - чисто политические. Чавес, мол, ищет поддержки у индейцев, и играет на их чувствах, раздувая скандал на пустом месте. По его (Кракера фон Шварценфельда) просьбе один профессор из Института Латинской Америки при Берлинском Свободном Университете проанализировал ситуацию и написал 11-страничный отчёт. Там написано, что такая легенда у этого народа, действительно, существует, но нет никаких свидетельств тому, что она относится именно к этим камням ("Der Stein hat nichts mit der Mythologie oder Religion der Pemón zu tun").
И так эта история тянется уже больше 15 лет.

На фотографии - Кракер фон Шварценфельд с одним из камней:
utnapishti: (Default)
Целендорф - округ Берлина, где мы живём - известен как одна из самых зелёных его частей. Разумеется, в центре Берлина тоже много парков и зелёных лужаек, но собственно застройка там плотная, между домами деревьев почти нет, во многих местах преобладает серый цвет. В Целендорфе же очень много частных домов с участками; но и комплексы многоквартирных (обычно 3- или 4-этажных) домов обычно не плотные: выглядит так, будто эти дома строили в лесу, и почти все деревья, оказавшиеся между домами, оставили (на самом деле, примерно так оно и было). Из того, что я видел в СССР, это больше всего похоже на Юрмалу. Вот, например, дом, в котором мы живём:



Жилой массив, в котором находится этот дом называется "Onkel Tom Siedlung" - "посёлок "Дядя Том"". (Слово "Siedlung" не очень легко перевести на русский. Это поселение, посёлок, колония, жилой массив, район. На иврите я бы сказал שיכון. Буду употреблять слово "посёлок", но должно быть ясно, что во всех случаях имеется в виду не отдельный мелкий населенный пункт, а построенный в один приём небольшой район города). Около 130 лет назад, когда здесь ещё почти не было домов, местный предприниматель по имени Томас открыл неподалёку пивной сад, в котором поставил несколько шалашей на случай непогоды. Поскольку название "Хижина дяди Тома" было тогда на слуху, посетители стали так называть это заведение. Со временем это название, Onkel Toms Hütte, перенеслось на весь район.
Впрочем, часто этот массив называют также "Bruno Taut Siedlung" - по имени главного архитектора проекта. Бруно Таут был известным архитектором. Профессионалам он хорошо известен как представитель и основатель такого-то течения, автор таких-то проектов, участник таких-то выставок; но широко он известен в основном как автор двух жилых массивов в Берлине. Первый - Hufeisensiedlung, "посёлок "Подкова"":



и второй - наш "Дядя Том". Оба были построены в конце 20-х годов. Считается, что они внесли существенный вклад в решение жилищных проблем Берлина. Суммарно в них около 12 тысяч квартир.
Около "нашей" станции метро (она тоже называется "Onkel Toms Hütte") стоит мемориальная доска в честь Бруно Таута. Среди прочего, на ней написано, что он считал, что жилище должно не просто быть помещением, но находиться в гармонии с человеком, городом и окружающей средой. Поэтому он не просто строил дома, но старался "вписывать" их в природу.
Дальнейшая судьба Бруно Таута сложилась так. Read more... )

Profile

utnapishti: (Default)
utnapishti

April 2017

S M T W T F S
      1
234 5678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 08:41 am
Powered by Dreamwidth Studios